Новороссия

Эта история так устроена, что раз за разом кажется, что все, конец, приехали. Но в последний момент откуда-то приходит надежда.

Конец февраля. 
Янукович бежал, Добкин и Кернес переметнулись, «Беркут», отступая, прорывается в Крым, огромная страна уходит куда-то во тьму, к людям с кастрюлями на головах и с битами в руках. Обреченность и чернота.
И вдруг — рано утром 27 февраля неизвестные военные приходят в Симферополь.

Март и начало апреля.
Митинги, которые каждые выходные проходят по многим городам, ни к чему не приводят. Губарев, вызвавший огонь на себя, арестован — как арестованы и многие другие. Россия не вводит войска. А новая власть все наглее и наглее.
Но — 6 апреля захвачены здания в Донецке и Луганске, а 13 апреля Стрелков приходит в Славянск.

Май.
Одесское сожжение. Шокирующая жестокость майданных. Первые уже настоящие военные атаки украинцев на Славянск, ночные слухи о его взятии, о гибели обороняющихся. Отчаянное ожидание ввода войск из Москвы — и пассивность Кремля вместо этого. Совет Путина перенести референдум. Полная безнадежность.
И — уверенный отказ республик переносить референдум. И — на участках огромные очереди людей, уходящих с Украины вместе со своими городами и деревнями.

Июнь-июль. 
Бомбежки. Смерть. Ад. Непрерывное военное давление украинцев. Их большой перевес во всем, от живой силы до всех видов вооружений. Отступление из Славянска. Упавший «Боинг». Все новые и новые заявления Кремля, за которые очень стыдно.
И все-таки — появившиеся средства ПВО, танки, Грады, сбитые истребители, окруженные украинские части. 

Ополчение, которое превращается в армию. 
Авантюра, которая превращается в государство.
И народ, который превращается в нацию.

До тех пор, пока мы в это верим, Новороссия — есть.

Дмитрий Ольшанский

Распечатать материал Распечатать материал