0_118386_9ed9b0a5_orig

Отдел Следственного Комитета по Приморскому району Санкт-Петербурга может открыть уголовное дело против члена петербургского политсовета партии РПР-Парнас Льва Дмитриева из-за его высказывания в адрес судьи Аллы Ермаковой.

Накануне, 26 января, в Санкт-Петербурге состоялось судебное заседание, на котором активисту Льву Дмитриеву и Андрею Ермаченкову вменялось в вину административное нарушение: 21 декабря, в день чекиста на одном из мостов Петербурга участники акции развернули баннер с портретом Путина и подписью: «Кризис. Неизбежный! Зимний! Твой!».

D21709EC-C06B-465C-9157-7C45413E944A_cx12_cy7_cw86_w748_r1_s

По итогам заседания федеральный судья Алла Ермакова признала Дмитриева виновным и выписала активисту штраф в размере 10 000 рублей. Вина Дмитриева была доказана судом исходя из скриншотов, сделанных со страниц в социальных сетях Интернета.

После оглашения постановления о наказании судья Ермакова спросила Дмитриева понятно ли ему решение. На этот вопрос активист ответил фразой: «Вы сейчас первый судья в России, который выносит определение со штрафом по фотографии. Когда сменится режим, вас ждет люстрация. Вы будете работать дворником. Ваше имя станет нарицательным, как нарицательным стал Басманный суд».

Как отмечает пресс-служба РПР-Парнас, услышав эти слова, судья Ермакова вызвала приставов, которые увели Дмитриева в свое помещение и около 3 часов составляли протокол по статье 17.3 КоАП  РФ (Неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов).

70035433
Позже стало известно, что судья написала заявление на Дмитриева по статье 297 УК РФ «Неуважение к суду». Приехал дознаватель и активиста отвезли в районный отдел Следственного комитета, где попытались допросить. От дачи показаний оппозиционер отказался,  сославшись на 51 статью Конституции.

По словам Дмитриева, в ближайшем будущем  будет проведена лингвистическая экспертиза на тему наличия или отсутствия признаков оскорбления судьи во фразе Льва Дмитриева о возможной люстрации. Сам оппозиционер уверен, что ни оскорблений, ни угроз в его словах не было.

Распечатать материал Распечатать материал