Gontar_Nikolai-25

Несколько лет назад среди оппозиционеров было модным говорить – «Власть нас боится». Потом всем стало понятно, что власть испугалась только два раза – на монетизации льгот и  в конце 11 года. В 11 году количество митингующих  — около ста тысяч действительно впечатлило людей, принимающих в России решения и была начата некая политическая реформа – многопартийность, возвращение губернаторских выборов, легитимация и доступ к СМИ несистемных оппозиционеров, вроде Удальцова. Но после того, как оппозиционеры, обрадованные успехом акций декабря 11го года укатили на каникулы в разные теплые страны, они так и не смогли развить свой успех в весенних митингах, совет оппозиции оказался недееспособен и власть перешла к новой фазе общения с оппозицией – устрашению. Участникам митинга на Болотной в мае 2012 дали реальные сроки в несколько лет, посадили уже легитимированного Удальцова и на всякий случай превратили в труху итоги политических реформ.

В этом смысле 2017 идет в тренде 2012. Вчера в Петербурге прошел массовый оппозиционный митинг на Марсовом поле. Он даже практически никак не назывался, не имел цели, не имел местного лидера и организаторов. У него было только время и место, озвученное из Москвы – Марсово поле, 14 -00. Раньше оппозиционеры бегали и пытались согласовать, им мешали, не разрешали, занимали площадь.

Теперь им тоже не согласовали и заняли площадь другим мероприятием – страйкболлом. Идея уровня «гей-парад в день ВДВ».  Но потом все-таки сообразили, что люди реально придут и если начнется страйкбольная пальба – это будет нехорошо. Страйкбол –не пейнтбол, там стреляют не краской, а металлическими шариками. Поэтому страйкбол свернули прямо перед началом оппозиционного мероприятия.  Власть дрогнула.

Пикантности всему этому добавляло то, что все тиры в Петербурге закрыты, потому что Кубок конфедераций, но на Марсовом поле импровизированный тир работал даже тогда, когда начали приходить первые любители Навального.

С прошлого митинга на Марсовом в Петербурге произошло важное изменение – в городе появился новый вице-губернатор по внутренней политике Константин Серов. Он подошёл к вопросу основательно и было видно, что подготовились серьезно. На поле было установлено несколько игровых детских зон, точки с горячей пищей и даже бесплатная полевая кухня, которая первоначально оттянула на себя приходящих на митинг.

Кроме того, митингующим было предложено садиться в находящиеся рядом бесплатные автобусы и проехать на Удельную, на «разрешенный митинг». Этим предложением никто не воспользовался. Все пришедшие остались на несогласованный митинг, на растерзание сотням бойцов ОМОН.

Какие-то волонтёры раздавали листовки, объясняющие участникам митинга, что мероприятие незаконно и лучше им уехать на Удельную. Листовка была не подписана.  Никаких выходных данных.

Я нашел автора текста – очень уважаемый политтехнолог. Можно сказать, мэтр.

— Это правильная идея предложить альтернативу незаконному мероприятию. Но объясните пожалуйста, почему листовка не подписана? Кто предлагает ребятам ехать на Удельную? – спросил я мэтра.

— Добрые люди – ответил технолог.

— А почему добрые люди не хотят представиться? Зачем эта анонимность?

Технолог лишь улыбнулся.

Мне кажется, отсутствие этой подписи – это важный момент. Представители власти готовы говорить с протестующими только из-за спин ОМОНа.

На митинге звучали разные лозунги – и политические, и поздравления с Днем России  и даже требования бороться с нелегальной эмиграцией. Какие-то лозунги подхватывали, какие-то нет. Безлидерность и отсутствие повода для митинга неожиданно сделали его сильнее – каждый пришедший мог найти что-то свое. Но даже в этом многообразии  власть не может найти точку для диалога. Единственный понятный аргумент – задержания. Всего было задержано более пятисот человек и сегодня начались суды. Пришедшим на несогласованный митинг дают по 5-10 суток и 10 тысячные штрафы – невиданная жестокость.

Пока власть чувствует себя уверенно, но вот это нежелание подписывать обращение к протестующим говорит о том, что никто не хочет брать на себя ответственность и делать свое имя символом борьбы с протестом. Потому что возможно, придется потом объяснять, зачем ты хотел увезти молодежь на Удельную.

Олег Ведутов

Распечатать материал Распечатать материал