19

 

Я неоднократно слышал, как различные государственные, общественные или культурные деятели сетуют на то, что у нашей страны нет национальной идеи. Национальная идея, мол, задала бы народу вектор развития, некий импульс. И предлагали создавать комиссии для разработки этой идеи, собирать разные общественные собрания… А этой национальной идеи нет как нет. И это совершенно неудивительно.

В самом деле, если государство само не может внятно сказать, что для него хорошо, а что — плохо, то как можно ожидать появления какой-то общей для всех граждан идеи? Такой идеи, которая, быть может, была бы для кого-то ближе, для кого-то дальше, кого-то. Может, и вовсе тяготила, но все бы признавали ее цельность и принципиальную доброту и полезность. Вроде правил дорожного движения, которые многие нарушают, даже сознательно, но в целом все признают, что правила дорожного движения нужны и полезны.

А что мы видим со стороны нашего государства на идеологическом фронте? Вот некоторое время назад режиссер Звягинцев снял русофобский пасквиль «Левиафан». Его, Звягинцева, конечно, осудили. Но… Вроде как это было частное мнение частных людей. Почему на государственном уровне не прозвучало, что Звягинцев — иуда, снявший на государственные деньги злобное антироссийское произведение? Почему перед ним не закрылись все двери? Ясно же, что свой «Золотой глобус» (второе произведение из России, первое было в 1969 (!) г. — культовый фильм «Война и Мир» Бондарчука) он получил за высший накал ненависти к России, демонстрируемый фильмом.

А Макаревич, заявлявший о необходимости вернуть Крым (где уголовное дело по признаку призывов к нарушению территориальной целостности России?!) и певший перед бандеровскими карателями в Донбассе, до сих пор преспокойно звучит из радиостанций. Наверно, и концерты дает. Так, может, он и не враг вовсе? А кто тогда враг? Нет у России вообще, может, врагов? Может, и Джон Маккейн нам друг, может, он просто помочь хочет России дружеской критикой?

Откуда этот страх нашего государства четко обозначить свою позицию? Оттого, что государство само как бы стесняется карать предателей и провокаторов, и происходит дезориентация в народе. Более того. Вот я сейчас написал — «предателей и провокаторов», а можно ли представить, чтобы государственный человек так высказался даже по отношению к явному предателю и провокатору? Нет, все бояться прослыть «держимордами», «скалозубами» и т. п. Вот так же в 1917 году говорили, мол, «помилуйте, да как можно-с… Господа, прошу, потише…» Чем это закончилось — все мы знаем, гибелью государства и неисчислимыми муками населения. А в 1941 вещи называли своими именами, враг — это враг, шпион — шпион. И государство было крепко как никогда.

И прошло немного времени, и вот уже «Премьер-министр России поздравил режиссера Андрея Звягинцева и продюсера Александра Роднянского, чей фильм «Нелюбовь» получил приз жюри 70-го Каннского кинофестиваля». Об этом 30 мая было сообщено на сайте правительства. Что же получается? Можно безнаказанно обхаивать Россию, а потом еще персональные поздравления от главы правительства получать?! Так, наверно, это очень выгодное дело — разрушать Россию? Вот какой вывод можно сделать из этого поздравления. Ясно же, что Звягинцева снова наградили в этих Каннах исключительно с целью поощрить его русофобское творчество. Ждем новых ведер помоев на Россию. А что ответишь? Сам Медведев его поздравил!

Не думаю, что Медведев сознательно хотел нанести вред российской государственности. Здесь просто сыграла роль наше привитое еще с Петра I низкопоклонство перед западом. Мол, И ДАЖЕ НА ЗАПАДЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ОН ВЫДАЮЩИЙСЯ ТВОРЕЦ! Ну как тут не умилиться и не начать чувствовать гордость за страну, породившую такого героя, которого ДАЖЕ НА ЗАПАДЕ ПРИНИМАЮТ! Плевать нам на этот запад. Их и принимают-то на западе только потому, что они уже отметились как заслуженные русофобы. Наша страна должна была извергнуть его из себя, и забыть этого и других звягинцевых и макаревичей, серебряковых и ахеджаковых. Чтобы не снимали и не показывали они у нас ничего. Чтобы нигде не выступали. Чтоб никаких интервью. И не потому, что, мол, у них прививки не сделаны, и поэтому в люди их выпускать опасно. А четко сказать — эти так называемые «творцы» — суть враги России, предатели, либеральная мразь. Поэтому их и прогнали.

И, главное, есть хороший пример внятной идеологической позиции, причем внутри России. В Чеченской республике, к примеру, практически нигде не продается алкоголь. Потому, что Рамзан Кадыров четко и ясно дал понять, что торговля алкоголем не соответствует нормам ислама. Он не стал говорить, что все магазины закрыты потому, что не соответствуют санитарным нормам. Нормам ИСЛАМА! Или не стал поднимать в Чечне общественную дискуссию о том, нужен ли алкоголь, в которой бы все было навеки похоронено силами профессиональных болтунов-«правозащитников». Просто это явление не соответствовало традиционным ценностям, и поэтому было свернуто. Хорошо бы так же четко мыслить и излагать и во всероссийском масштабе. Думаю, например, что подавляющему большинству наших граждан не кажутся нужными геи и связанная с ними культура. Так давайте запретим это поганое мужеложество вообще, а не «запретим пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних». А после 18-ти лет быть геем что, хорошо, что ли? Кто хочет гея-учителя? Или гея-лейтенанта полиции? Никто. В топку.

А если сложно самими четко понять, где правильно, а где — нет, то стоит обратиться к Церкви. Наше государство возникло, выстояло и расширилось до самых больших в мире размеров когда его идейной основой было Православное Христианство. У Церкви всегда есть четкие ответы на вопросы о добре и зле. Кто скажет, что учение Христа говорит о чем-то плохом? Странно не учитывать тысячелетний опыт нашей страны и пытаться создать на коленке какую-то новейшую государственную идеологию.

Пока не будет четкости позиции у нашего государства на тему что такое хорошо, а что такое плохо, кто враг, а кто — друг, никакой национальной идеи не родится. Эти четкие идейные дефиниции — это стены Крепости Россия, находящейся в кольце врагов.  Когда лечишь кариес, то не думаешь, что кариес — это тоже часть твоего тела. Ты просто уничтожаешь его, чтобы не заразить здоровые ткани. Так и с врагами государства надо.

Вот мне один человек рассказал историю. С возмущением рассказал. Его несовершеннолетний сын, «из любопытства», пошел на несанкционированный митинг 12 июня 2017 г. И был там задержан. После чего его отец (он же рассказчик истории) пошел в отдел полиции, где находился его сын, и высказался в адрес дежурного офицера полиции в том смысле, что, мол, хватит дурака валять, почему держите мальчишку, быстро отпускайте. И офицер полиции не присек это панибратство на корню, не объяснил, что, вообще-то, в нашей стране уголовная ответственность предусмотрена с 14-ти лет, что ходить на несанкционированные митинги — это нарушение закона, а мямлил что-то типа «ну Вы понимаете… нельзя же так…» После чего этого малолетнего нарушителя отпустили! Даже без штрафа. А почему? Почему сами стражи порядка стесняются защищать государство?! А потому, что государство само ни рыба, ни мясо, не проводит четких границ между добрыми гражданами и злыми врагами государства.

Хватит стесняться. Пора отделить зерна нормальных людей от либеральных плевел. А то эти паршивые овцы все стадо испортят. Плавали, знаем, как раз юбилей 1917-го.

Александр Гуров

 

 

Распечатать материал Распечатать материал