9187326s-960

К нам приехал Борис Джонсон. Сравнение России с  «закрытой, недоброжелательной Спартой», сделанное Британским министром иностранных дел в преддверии его визита в Москву кого-то обидело, кого-то рассмешило, но, в любом случае, стало неким анонсом его визита.

«Масло в огонь подлило» напутствие, которое Борис Джонсон получил от своего коллеги, члена лейбористской партии, экс-министра Крис Брайанта. Опубликованное в The Times открытое письмо Брайанта содержало ряд рекомендаций, больше напоминающих наполненный паранойей инструктаж былых времен противостояния СССР и Запада.  Например, Борису Джонсону настоятельно рекомендуется не брать с собой устройства с доступом в интернет, дабы они не были взломаны с целью прослушки. («Если это уже не произошло» — фаталистично добавляет Брайант). Среди прочего напоминается: «… не нужно опрокидывать каждую рюмку водки или ввязываться в соревнования с напитками, какое бы ложное дружелюбие ни чувствовалось в воздухе. Цель будет заключаться в том, чтобы выбить вас из колеи». Далее было про звонки, которыми по ночам русские чиновники пытаются морально дестабилизировать своих зарубежных гостей, об опасностях поездок в лифте и т.д. Прочитав долгий список предупреждений о коварстве принимающей стороны, данных министру иностранных дел, сотрудники Российского посольства дополнили его в Twitter : «В первую очередь берегитесь медведей на московских улицах (Почему Брайант упустил этот пункт?)»

Таким образом, предновогодний визит Бориса Джонсона в нашу страну покрыт блестящей мишурой ироничных замечаний, которые не дают почувствовать в чем заключается значимость этой поездки для взаимоотношения между Великобританией и Россией.

А, меж тем, этот  визит — первая поездка главы МИД Великобритании в нашу страну за пять лет (предыдущий глава МИД Великобритании Филип Хэммонд в Россию не приезжал, а Уильям Хейг, который возглавлял внешнеполитическое ведомство до него, посетил Москву с рабочим визитом в мае 2012 года). Ранее, в этом году дважды назначалась дата визита господина Джонсона в Москову. Оба раза поездка были отменена.  Апрельский визит Бориса Джонсона в Москву был демонстративно отменен в связи с событиями в Сирии: министр в очередной раз обвинил Кремль в поддержке Башара Асада. И, хотя, дата следующей поездки была вскоре названа, она тоже не состоялась. Причиной отмены послужил тот факт, что визит главы МИД Великобритании совпал с посещением Москвы госсекретарем США Рексом Тиллерсоном.

Официальные Британские СМИ, подчеркивают, что сегодняшний визит положит конец затянувшейся паузы в диалоге двух ядерных держав, но, при этом, уделяют предельно незначительное внимание освещению такого объективно серьезного шага Великобритании во внешней политики.

Можно списать это на факт того, что Британские политики и аналитики заранее предрекают неудачу своему земляку. Редкие упоминания встречи Джонсона и Лаврова сопровождаются прогнозом холодного приема, которая ждет главу Британского МИД в России. Британцы не верят в то, что Борису Джонсону удастся продвинуться в переговорах. Так, глава направления по изучению России и Евразии в Chatham House Джеймс Никси характеризует Лаврова как «равно умный и циничный, а также проницательный и опытный в обыгрывании своих недолговечных западных коллег» и считает, что «Лавров будет значительно лучше подготовлен, чем Джонсон «.  Никси выносит вердикт, который поддержат большинство британских политологов: «Эти люди — противники, но вооружены они не одинаково».

Джонсон хорошо знаком с Лавровым и легких побед ему ждать не приходится.

Итак, событие не получает должного освещения в Британии ибо никто не хочет тиражировать прогноз заранее предрешенного тупика, в который, как кажется, должны зайти действия представителя Великобритании.

Да и сам Джонсон, заявляя такие темы предстоящих переговоров, как: «мирное урегулирование в Сирии, а также ядерные программы Ирана и Северной Кореи», сознает, что «никакая новая перезагрузка в отношении двух стран невозможна».

Итак, в свете всего изложенного зададим следующие вопросы:

  1. Если британский лидер заранее уверен в провале пеергворов относительно заявленных тем, почему же он, как пишет один из британских аналитиков, «оставил заботу о рождественских покупках и ужине с индейкой» и в самое праздничное для Британца время покинул свою страну для этого визита?
  2. Что хочет получить для своей страны и себя лично господин Джонсон?
  3. Ну, и, прежде всего, кем является Борис Джонсон в сложной современной политической мозаике Великобритании?

Начать, думаю, необходимо с ответа на последний вопрос. Борис Джонсон, бывший мэр Лондона мог запомниться, как харизматичный энтузиаст велоспорта. Или веселый градоначальник, который приглашал лондонцев на Трафальгарскую площадь, чтобы отпраздновать Масленицу (т.е. поучаствовать в культурном фестивале организованном при поддержки министерства культуры Росси). Будучи мэром, он любил заявлять о своих «русских корнях» (это заявление господина Джонсона весьма натянуто, но некое зерно в нем есть: его прабабушка была черкешенкой, которая, действительно жила в России). Во время своего визита в США в этом году  Борис Джонсон призвал отказаться от демонизации России. Вместе с тем он призывал соотечественников устроить демонстрацию у посольства России в Лондоне в знак протеста против бомбардировок Алеппо. Это , пожалуй то, что можно вспомнить о нем сразу.

Однако, за образом весельчака с «русскими корнями», велосипедиста, живущего в одном ключе со всеми модными веяными, яростного, иногда чрезмерно невоздержанного на язык, противника «Российской агрессии» стоит фигура настоящего Бориса Джонсона, который является представителем династии политиков и чиновников. Более или менее удачливых, но, как правило известных. Борис Джонсон — профессионал. Не смотря на то, что по мнению одного из его коллег «Борис не обладает лидерскими качествами», он — именно тот человек, который не только оказал самое значительное влияние на то, чтобы Брексит был инициирован, но и не побоялся яростно и очень умело отстаивать права своей страны в схватке с лидерами других государств, в том числе и в переговорах с президентом США Обамой.

После итогов референдума Джонсон имел все основания называть себя победителем и человеком, который может объединить партию и страну. Ни у кого не вызывало сомнений то, что после такой удачных для него результатов, Джонсон выдвинет свою кандидатуру на пост главы Консервативной партии и премьер-министра Великобритании. Однако, затем события пошли по неожиданному сценарию. Его ближайший сподвижник, министр юстиции Майкл Гоув выдвинул свою кандидатуру на пост главы Консервативной партии, и Борис Джонсон не стал баллотироваться на пост главы правительства, официально отказавшись от борьбы.

Британские обыватели возмущались «предательством» Гоува, но, в тоже время, многие британские аналитики увидели за этими событиями хорошо рассчитанный ход Бориса Джонсона. Во-первых статистические исследования, проведенные незадолго до отказа Джонсона от борьбы показывали — среди консерваторов лидерство Джонсона не очевидно. Т.е ни кто не гарантировал ему  прямой путь на Даунинг-стрит, 10. С другой стороны, все тяготы процедур связанных с Брекситом ложились а плечи главы партии и страны. Очевиден был тот факт, что именно тот, кто объявил силу и независимость Британии, получит все бонусы в виде народной любви, тот политик, который смог поддержать победившую идею — получит бонусы внутри своей партии. А все камни свалятся на голову того, кто будет осуществлять процедуру. Ни о какой популярности или любви народа  политику, выполняющему черновую работу, мечтать не приходилась. Именно таким политиком и стала Тереза Мэй. Непопулярная в своей партии, балансирующая между сложностями внутри своей страны и проблемами на международной арене.

Уже сейчас можно говорить о том, что рейтинг Терезы Мэй внутри партии совершенно иной, нежели на кануне межпартийных выборов. Да и популярность в стране у нее не велика.

Политическая карьера Бориса Джонсона, наоборот, успешно продвигается.

Таким образом, не лишним может быть предположение, что сегодня мы принимаем на Российской земле будущего главу Британского правительства.

Если сам Борис Джонсон считает, что прорыв в переговорах на заявленные им темы не произойдет и, в целом, официально поддерживает мнение главы правительства Великобритании о том, что Россия использует информацию в качестве оружия, в чем же заключается реальный смысл его визита?

Один из первых телефонных переговоров Терезы Мэй  в новом для нее статусе премьер-министра стал ее диалог с Владимиром Путиным. В этой беседе госпожа Мэй выражала надежду в том, что удастся положить конец длительному периоду в ужасающих отношениях между Великобританией и Россией. Не секрет, что самую серьезную озабоченность у британских политиков сегодня вызывает то, что президенты Трамп и Путин, возможно, окончательно «поладят», и  новая «оттепель» в российско-американских «выкинет»  Великобританию из большой игры, оставив ее «не у дел». Британцев не устаревает то, что США и Россия перестают быть врагами и становятся, если, пока, не партнерами, то дружественными конкурентами.

Отношения между Британией и США в настоящий момент переживают не лучшие времена для их исторически сложившегося партнерства. Как уже упоминалось выше, второй визит главы Британского МИД был отложен по причине того, что по времени он совпал с посещением Москвы госсекретарем США. Отсутствие координации в расписаниях представителей двух старейших  и ближайших трансатлантических союзников, очевидное упущение дипломатических отделов, является индикатором состояния отношений между ними.

Британия, сталкивающаяся с тем, что интересы и взгляды, веками объединяющие ее с ее основным союзником постепенно начинают расходиться. Таким образом, на сегодня улучшение отношений с Россией является приоритетом Великобритании (скорее вынужденным, нежели выбранным).

 

Британцы понимают, что время играет не на их стороне. Длительная отсрочка переговоров уже создала для Великобритании новые проблемы. Динамика на международной арене значительно изменилась за прошедшие месяцы и эти изменения были не в ее пользу. Отчасти это объясняется ситуацией в Сирии. Британские аналитики (в отличии от обывателя) рассматривают недавнюю поездку Путина в Сирию, как финал его удачно завершенной миссии в этом регионе, которая гарантирует ему роль арбитра в деле установления мира. Британские политологи говорят о том, что процесс мирного урегулирования, инициированный Москвой параллельно с военными действиями, принес свои плоды в то время когда, если и не сама Великобритания, то, безусловно, США спокойно отказались от своих сомнительных союзников в Сирии.

Великобритания «разрывается» между попытками делать ставки на двух основных игроков. В этот момент она, как никогда, внимательна к каждому «дуновению ветра перемен». Отношения между США и Россией — очень динамичная сфера. Британские аналитики пишут: «Враги Трампа в Вашингтоне прилагают все усилия, чтобы срывать и саботировать его планы по созданию открытых и доверительных отношений с Россией, однако, недавние заявления с обеих сторон свидетельствуют о том, что как Трамп, так и Путин все еще надеются на совместную работу с целью улучшения этого мира».

Британские политологи призывают свое правительство не обращать внимание на схватки  между политиками двух стран, членами Конгресса США и депутатами Российской Думы, на их взаимные обвинения. Они напоминают, что, как бы не накалялись страсти,  Трамп и Путин остаются выше драки.

Итак, желание не враждовать, а конкурировать и играть по объективно формирующимся правилам двух участников, США и России, очевидны для Британцев.

Не оставить США и Россию один на один в большой игре, чувствовать все изменения в их диалоге,  быть не априорным союзником США, но независимым  участником процесса — цель Великобритании.

Недавно произошло еще одно непредвиденное событие, и именно в нем британские политологи видят (и я полностью соглашусь с ними) вторую основную цель визита Бориса Джонсона. Авария на одной из станций послужила поводом нехватки природного газа в Великобритании. В качестве поставщика Великобритания хотела бы  видеть проект  «Ямала СПГ».  Однако поставкам угрожают санкции. Британские политологи напоминают, что ситуация с затруднениями имеет некий оттенок иронии, так как именно Британия входила в число вдохновителей антироссийских санкций. Примечательно, что премьер Британии Тереза Мэй, безусловно стоящая за санкции, должна решить проблемы британских потребителей.

Итак, выделим две основные цели поездки главы Британского МИД: начать диалог с Россией, не допустив своего исключения из союза (пусть и очень хрупкого) между Россией и США, из альянса основных игроков, и переговоры, связанные с поставками газа.

Осталось ответить на поседений вопрос: есть ли в этом визите что-то важное для самого господина Джонсона?

Политик, сумевший сохраняя политическую линию, проводимую действующим правительством (а Джонсон официально поддерживает линию Мэй), получить какие-либо реальные результаты для своей страны, пусть, не изменив ситуацию радикально, но,  начав надолго прерванный диалог, сыгравший существенную роль в удовлетворении потребностей жителей Великобритании в ресурсах (или сделавший попытку решить этот важный для народа вопрос), безусловно получит дополнительные бонусы, и бонусы, самые серьезные, случись ему, наконец, выставить свою кандидатуру на пост премьер-министра Великобритании.

Конечно, визит господина Джонсона может и не привести к решению тех вопросов, которые мы обозначили. Но, политика — это всегда игра.

Ольга Молодцова

Распечатать материал Распечатать материал