4ab31ab5fc20470249baa4c08b58e172

В этом году жюри Нацбеста предстояло выбрать главную книгу из худших. Писатель Анна Козлова сравнила финал литературной премии с чемпионатом мира по футболу, где соревнуются сборная Пакистана со сборной Бурунди. В итоге, жюри выбрала самую разрекламированную, но самую худшую книгу из пяти – Алексея Сальникова и его роман «Петровы в гриппе и вокруг него». Роман Сальникова вошел в шорт-листы премий «Большая книга» и «НОС» (но ничего не получил), был обласкан критиками и разрекламирован так, что в любом книжном магазине она стояла на самых заметных местах. Символично, что свой голос за этот роман отдал и рэпер Хаски. Как говорится, худший выбрал худшего. Кстати, Хаски не приехал на церемонию, но записал видеобращение. Выпускник журфака МГУ в очень скудной речи поблагодарил Василия Аксёнова, благодаря которому он узнал много новых слов. Для полного списка «худшие книги» в шорт-листе не хватало только романа Дмитрия Глуховского «Текст». Сальников же, получая награду, сказал, что закроет «Нацбестом» ипотеку. Как говорится, это всё, что нам стоит знать об этом авторе.

Очень спорная книга Анны Старобинец «Посмотри на него» вызвала большие споры еще до премии. Многим книга показалась однобокой и давящей на психику, утверждая, что плод – это человек, поддержав этим пролайферов. Соответственно, писатель сочла себя вправе утверждать, что аборт – вовсе не выбор женщины. При этом, книга переполнена раздражением и даже ненавистью к российским врачам (которые недостаточно ее утешали), «беременюшкам» (у чьих детей здоровые почки) и даже к уборщице в московской больнице, которая посмела потребовать у нее надеть бахилы. Единственные, к кому она наполнена любовью – это она сама и еще немного к берлинским врачам, у которых в приложении к книге она даже берет интервью. Кстати, Анна Старобинец пропустила премию Нацбест, поехав на литературную премию во Францию. Что весьма показательно, ведь в России же всё совсем плохо, не то, что в Европе (за ее восхваление немецкими неравнодушными врачами она, как минимум, должна получить пожизненный шенген).

Мария Лабыч в своем романе «Сука» сделала очень слабую попытку показать, что у войны всё же женское лицо (правда периодически героиня романа считает себя собакой). Но до Алексиевич ей, конечно, далеко. Она взялась за сложную задачу: показать войну на Донбассе, в которой нет и не может быть ничего героического или благородного. Поэтому, как правильно сказала писатель Анна Козлова, это человеконенавистническая книга. Сама Лабыч не участвовала в этой войне, и этот роман – ее видение из того, что она просто слышала или читала.

Одним из фаворитов среди жюри оказался роман «Дорогая, я дома» Дмитрия Петровского. Писатель, живущий сейчас в Германии, решил рассказать российскому читателю о некоем закате Европы (но не в смысле Шпенглера), а через истории садомазохистского характера с весьма закрученными сюжетами. В какой-то степени это слабая попытка подражания «Покорности» Уэльбека.

В коротком списке явным аутсайдером оказался роман Василия Аксёнова «Была бы дочь Анастасия», показавшийся членам жюри бессюжетным молением. Писатель из сибирской Ялани не нашел симпатии у столичных эстетов. Хотя данный роман – это не обыденность глубинки, как в фильме «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». Это скорее перенесение Леопольда Блума («Улисс» Джойса) в роман Валентина Распутина «Прощание с Матерой». Что, как минимум, интересно. Кстати, это единственная из пяти книг, которую я поставлю на полку своей библиотеки.

А за пределами короткого списка остались книги, не самые сильные, но заслуживающие большего  внимания, чем пять номинантов. Например, очень сильные писатели Юрий Буйда, Сергей Шаргунов и Ксения Букша написали романы, куда слабее предыдущих их книг, но они с интересом читаются и ничуть не уступают книгам «короткого списка». Весьма интересные сборники об «этой стране» также не попали в шорт-лист: «На этом свете» Дмитрия Филиппова (чего стоит одна только повесть «Три дня Осоргина» о заключенном Соловецкого лагеря) и «Библия бедных» Евгения Бабушкина (которую заметили благодаря рекламе Сноба). О человеческих ценностях написали только Сергей Кузнецов в своем романе «Учитель Дымов» (герои которого объединены временем, в котором им выпало жить) и Сергей Шаргунов в сборнике «Свои» (который как всегда искусно рассказывает истории своей семьи). В аутсайдерах оказалось и новое исследование Павла Басинского «Посмотрите на меня», посвященное одной из первых русских феминисток Елизавете Дьяконовой. Неплохим исследованием стала книга «Вежливый герой», в которой Алексей Колобродов рассмотрел Владимира Путина во все возможных культурных парадигмах. Романы «Душа моя Павел» Алексея Варламова (об идейном комсомольце во время проведения Олимпиады 80-го года) и «Номах» Игоря Малышева (о Гражданской войне, где виноват каждый) могли бы достойной представить короткий список, но так же остались за пределами шорт-листа.

Если рассматривать Нацбест, как отражение современной российской прозы, получается, что в тренде сейчас преобладают бред больных, сумасшедших и извращенцев и полное отсутствие видения будущего.

Марина Потехина

Распечатать материал Распечатать материал