titanic125

На прошлой неделе Барак Обама предложил отложить до 2014 года «бюджетный обрыв» и повысить зарплату американцам. Толкователи коммюнике «большой семерки» совершенно запутали валютных спекулянтов. Сорос, Баффет и Полсон избавились от бумаг флагманов американской экономики, а отчетность по ETF сбила «бычий» настрой на рынке золота. Евростат разочаровал данными о спаде ВВП в еврозоне. «Большая двадцатка» отказалась осуждать Японию за «валютные войны» и отложила фундаментальные проблемы, предложив законопатить дыры, задраить люки, закрутить гайки. Все это очень расстроило инвесторов – за исключением тех, кто ставит на крах.

 

Три «медведя». История с «нехорошими слухами» на биржах, упомянутая в прошлом обзоре, на этой неделе вылилась в авторитетные прогнозы и предупреждения. Самые мрачные настроения среди российских компаний продемонстрировал «Арбат-Капитал», который предложил своим клиентам заработать «в «последний раз» «перед обвалом рынков». Аналитики компании полагают, что со второго полугодия повышается риск не просто коррекции, но системного кризиса по причине выхода инфляции и долгового кризиса из-под контроля финансовых властей. По их наблюдениям, «пузырь» на рынке американских облигаций начал постепенно сдуваться. Обвалиться в первом полугодии бондам не позволяет лишь избыточная ликвидность, впрыснутая в рынки в рамках QE3, временно придерживающая инфляцию. Они предсказывают, что S&P500 в течение февраля-марта может опуститься на 40-60 пунктов и вновь подрасти до 1550-1575, после чего рекомендуют уходить в «кэш».

Куда более нервозно о рынке акций компаний США отозвалась консервативное MoneyNews. Американское агентство разглядело признаки грядущего обвала в новостях об избавлении от крупных пакетов акций американских корпораций и банков, которое предприняли в начале февраля Уоррен Баффет, Джон Полсон и Джордж Сорос. Речь идет о продаже миллионов акций таких гигантов рынка, как Johnson & Johnson, Procter & Gamble, Kraft Foods, JPMorgan Chase, Citigroup, Goldman Sachs и др. В подтверждение своей версии журналисты проинтервьюировали известного экономиста Роберта Видмера. А чтобы заверить читателей в его компетентности, привели список похвал в адрес Видмера и его книги «Последний удар» со стороны специалистов Dow Jones, Standard & Poor’s и Goldman Sachs. Видмер пояснил, что Баффет, Полсон и Сорос сбрасывают акции по той причине, что американские компании и банки имеют большие проблемы с заимствованиями, в результате чего доходность по акциям непременно снизится в ближайшее время. Добавим, что в своей книге Видмер предсказывает 90%-ное падение на фондовом рынке.

Прочие финансовые СМИ в середине недели подкрепили эти опасения сообщением о том, что «любимый индикатор» Баффета достиг кризисной отметки. Имеется в виду, что капитализация крупнейших американских компаний достигла уровня величины ВВП США, как это было перед спадом после пика фондового рынка в последний раз в 2006-2007 годах.

Ядерная google-революция. Спустя пару дней к версии MoneyNews присоединился еще один американский писатель и инвестиционный аналитик Ульф Рихтер. В своем блоге он обратил внимание читателей на новости о продаже Эриком Шмидтом, исполнительным директором Google, 40% своего пакета акций компании на пике их роста. Но Рихтер не просто порицает Шмидта за использование инсайдерской информации в личных целях, а замечает, между прочим, что в последнее время Google потратила массу денег на весьма экстравагантные проекты – например, в сфере альтернативной энергетики, которые, по его мнению, принесут одни лишь убытки. Как полагает Рихтера, в настоящий момент на рынке акций идет согласованная подготовка к обвалу – «великий разворот», в ходе которого приближенные и посвященные выводят свои «умные» деньги. И как только этот процесс завершится, Федрезерв предпримет действия, обрекающие «простых» инвесторов на крах.

Вышеупомянутое замечание Рихтера о рискованном характере инвестиций Google, в самом деле, актуально. Как, например, с точки зрения экономики оценить то, чем занимался Шмидт в начале года, когда под демонстративно-негодующие окрики уходящей клинтоновской команды Госдепа отправился в Северную Корею? Разве что владельцы акций компании могли бы подумать, что данные накануне отъезда Шмидта обещания освободить жителей КНДР от оков виртуальной изоляции, связаны с недооцененным (по сравнению с Twitter и Facebook) революционным потенциалом.

Как выяснилось позднее, обнадежив Пхеньян посылами сотрудничества в области обмена технологий, Шмидт посетил содержащегося в тюрьме американского гражданина и побеседовал с «Великим наследником» о ядерной безопасности. Однако спустя лишь неделю после возвращения Шмидта на родину, 23 января правительство КНДР заявило о свертывании программы денуклеаризации и подготовке к ядерным испытаниям. Google послала КНДР «воздушный поцелуй», обновив он-лайн карты страны информацией о наземных объектах, особо пометив концлагеря и «замаскированные» тюрьмы и поблагодарив за информацию пользователей из Южной Кореи.

В середине прошлой недели власти КНДР официально заявили об успешно проведенном  ядерном испытании. Таким образом, Шмидт, конечно, оказал неоценимую услугу «напуганному» сокращением финансирования и нехваткой средств на новые планы в АТР Пентагону. И теперь Леон Панетта трубит о необходимости срочного развертывания элементов ПРО в Японии и Южной Корее. Возможно, такое заявление гораздо эффектнее звучало бы из уст ветерана вьетнамской войны Чака Хейгла. Голосование в Конгрессе по вопросу о его назначении министром обороны было намечено на 7 февраля, но по какой-то причине не состоялось. По случайному совпадению, на следующий день

Шмидт как раз и объявил о продаже пакета акций.

Детективная история. Что касается появившихся на прошлой неделе панических слухов о падении некоторых ETF, и тут не обошлось без новой «страшилки». Ее «подбросил» в канадские СМИ директор местного частного лицензированного агентства расследований Northeast Intelligence Network Дуглас Хэгманн, заинтересовавшийся финансами с тех пор, как раскрыл «секрет» о ставках против американских авиакомпаний, сделанных за пару дней до того, как самолет одной из них протаранил Башни-близнецы 11 сентября 2001 года. На сей раз г-н Хэгманн «пронюхал» про аналогичные понижательные ставки (пут-опционы) по ETF-XLE. По его словам, некий инвестор не пожалел $11млн, поставив на падение данного индекса к 20 и 25 апреля этого года. Он подчеркнул, что величина ставки – 100 тысяч опционов (в 200 раз больше традиционного максимума в 500 опционов), вероятно, свидетельствует об инсайдерской осведомленности смельчака.

Можно было бы не обратить внимания на эту «детективную» историю, но в середине  недели плохие новости про ETF со ссылкой на комиссию по ценным бумагам (SEC) принес Bloomberg. По сообщению агентства, в VI квартале Soros Fund Management LLC сократил свою долю в золотых ETF. По состоянию на 31 декабря Сорос вывел свои вложения в SPDR Gold Trust (ETF-GLD) на 55% (600 тыс.акций). В то же время  Bacon’s Moore Capital Management LP (Луи Мур Бэкон), Lone Pine Capital LLC (хедж-фонд Стефана Мандела) и Scout Capital Management LLC полностью вывели свои активы из ETF-GLD. Кроме того, Бэкон сократил свои инвестиции в Sprott Physical Gold Trust. Компания Джона Полсона (Paulson & Co), поведение которой также является ориентиром для трейдеров, сохранила свою долю в размере 21,8млн акций ETF-GLD.

По версии Bloomberg, гуру таким образом подают рынку сигнал на окончании «бычьего» тренда на рынке драгметаллов. В самом деле, цены на золото к моменту выхода этой новости снижались. Однако не следует забывать, что действия по выводу активов из ETF-GLD инвесторы предприняли в течение IV квартала, то есть после октябрьского обвала на рынке драгметаллов. Поэтому более убедительными (несмотря на детективную фамилию) выглядят рассуждения генерального директора, директора по инвестициям US Global Investors Фрэнка Холмса. В своем еженедельном отчете он восхитился способностью Сороса «заблаговременно выявлять значительные последствия влияния на рынки политики правительств». И предположил, что он, возможно, ликвидировал свои запасы золота потому, что выявил краткосрочную возможность значительной игры на валютном рынке – против иены.

14 февраля The Wall Street Journal сообщил, что с ноября прошлого года Сорос,  озабоченно заявивший на Давосском форуме, что не понимает, каким именно образом Токио удается добиваться снижения иены, заработал на этом снижении почти $1лрд. Также по информации издания в игре против иены приняли участие хедж-фонды Greenlight Capital Дэвида Эйнхорна, Third Point Дэниела Лоэба и Hayman Capital Management Кайла Басса.

Возвращаясь к ценам на золото, отметим, что нынешняя коррекция выглядит более чем странно. Оно началось, по наблюдениям аналитика MarketWatch, скрывающегося под псевдонимом chessman, 7 февраля, в тот день, когда Чикагская биржа снизила залоговые, маржинальные требования (СМЕ) по золоту и серебру примерно на 10% и 14% соответственно. Это намного ниже, чем в 2011 году, когда в результате беспрецедентных ослаблений СМЕ в 5 приемов за 8 дней, началось долгосрочное ралли по золоту и серебру. Ныне же (с 7 по 15 февраля) реакция инвесторов на снижение СМЕ – ровно противоположная. И если инвесторы начнут осторожничать, выстраивая длинные позиции, цены продолжат снижаться.

Г-н Холмс гораздо более оптимистичен. По его мнению, нынешний спад спровоцировали слухи об интервенциях Сороса, на которые трейдеры обычно реагируют весьма нервно. Но нынешние цены – это «золотое дно», пробивка которого делает нерентабельным бизнес золотодобывающих компаний, и потому спустя непродолжительное время «бычий» тренд на золото должен восстановиться. Кстати говоря, по его данным на конец января, не только Полсон, но и Баффет сохраняет позиции в ETF-GLD. Инвестиции последнего в физическое золото в период с 2006 по 2012 год превысили объем активов его собственного фонда Berkshire Hathaway более чем вчетверо.

«Большой ноль» и «собака Баскервилей». Эпизод с отказом инвесторов от соблазнительного предложения Чикагской биржи оказался не единственным случаем, демонстрирующим растерянность – если не дезориентацию на рынках. Похожий синдром у инвесторов вызвало на прошлой неделе лондонское заседание министров финансов «большой семерки», прошедшее 11-12 февраля, и последующие комментарии к итоговому коммюнике этого мероприятия. К началу заседания рынки теплились ожиданием порицаний в адрес правительства Японии за «валютные войны», но никакой ясности по этому поводу в коротком сообщении, опубликованном Банком Англии, не обнаружили.

В итоге финансовые СМИ начали самостоятельную охоту на комментаторов. Журналу Profil удалось добиться от еврокомиссара по финансам Олли Рена заявления о том, что во избежание «потенциально опасных сбоев в мировой торговле» в рамках G7, G20 и МВФ необходимо достигнуть договоренности о «координации курсов валют». По сути Рен повторил позицию, с которой отправился в Лондон министр финансов Франции. Кроме того, анонимный участник лондонской встречи заверил, что позиция Токио все же вызывает озабоченность европейских властей, и что данный вопрос будет поднят в ходе саммита G20 в Москве. Глава ЕЦБ Марио Драги тут же заявил о недопустимости такого рода высказываний со стороны лиц, не обладающих соответствующими полномочиями.

Вслед за этим рынки напугало пространное сообщение в Bild о том, что по некоторым данным, ЕЦБ обеспокоен ростом единой европейской валюты. Однако слух был хором опровергнут Бундесбанком и ЦБ Австрии.

Только 13 февраля «проснулся» и выступил с успокоительной речью глава Банка Англии Мервин Кинг: дескать,  коммюнике министров финансов «большой семерки» изначально было понято правильно, и каждая из стран вправе использовать специфические фискальные и монетарные инструменты для оказания влияния на обменные курсы.

К этому моменту биржевая неделя подходила к концу, и инвесторы затаили дыхание в ожидании заседания «большой двадцатки». Но с понедельника по четверг торги по иене, доллару и евро носили противоречивый и спорадический характер. Кто-то обнаружил, что доллар изобразил фигуру «голова и плечи», что означает разворот на снижение, но после заговорили, что вместо разворота дело кончилось «собакой Баскервилей», то есть отказом рынка реагировать на сигналы политиков. Очень кстати пришелся опубликованный накануне  комментарий к итогам Давосского форума известного экономиста  Джозефа Стиглица. Он посетовал, что в мире перевелись авторитетные политики: «Мы можем говорить о «большой семерке», или «большой восьмерке», или «большой двадцатке». Но наиболее подходящее описание – это «большой ноль»».

Валютные войны в прошлом, в будущем – торговые. «Нет никакой конкурентной девальвации, нет никаких валютных войн», — такое резюме озвучил по итогам московской встречи министров финансов и глав центробанков G20 российский финансовый шерпа, замминистра финансов РФ Сергей Сторчак. В итоговое коммюнике «двадцатки», как и в «семерки», не попало ни слова о Японии. Слова Сторчака отразили суть озвученной накануне позиции МВФ: тема валютных войн, дескать, раздута.

Известно, что против игнорирования проблемы как таковой выступали представители южноамериканских стран и Индия, которые на протяжении многих лет пытаются обуздать гиперинфляцию. Так, многие в канун заседания G20 вспоминали слова бразильского президента Дильмы Русефф двухлетней давности о том, что последняя серия девальваций закончилась Второй мировой войной. С официальными заявлениями, осуждающими действия центробанков США и Японии, направленные на девальвацию национальных валют, в начале этого года выступал Китай. Власти России – как и многих других стран, чья валюта привязана к доллару, хотя и не выдвигают претензий, прекрасно осознают опасность его девальвации – что выражается в усилиях по увеличению доли физического золота в составе золотовалютных резервов страны. И заявления, сделанные российским министром финансов до начала саммита, свидетельствовали о некоторых надеждах на возможность договоренности о том, чтобы – как однажды выразился Владимир Путин – «не хулиганить» с обменными курсами. О сходной позиции Франции упоминалось выше.

Кроме премьера Японии Синдзо Абэ, открыто отстаивать необходимость девальвации национальной валюты решается только кандидат на должность главы ЦБ Великобритании Марк Карни. Тем не менее, резюме «двадцатки» по вопросу о валютных войнах все же  отличается от нейтрально-противоречивого резюме «семерки». Осмелюсь сказать, что за резюме «двадцатки» кроется нечто более определенное  – в особенности по сравнению с резолюцией предыдущего, ноябрьского саммита, в котором лидеры стран группы подписались под обещанием «воздерживаться от конкурентной девальвации валют». В основе этой определенности – схожесть настроя некоторых развитых и развивающихся стран.

«Передовую» позицию некоторых развивающихся стран обозначил на саммите заместитель управляющего ЦБ Индонезии Хартади Сарвоно. Он заявил, что его страна надеется, что Япония в итоге снизит долю экспорта, повысив внутренний спрос, и тогда уже вопрос стоимости иены сам собой отойдет на второй план. Со встречными претензиями в адрес развивающихся стран выступила накануне саммита заместитель министра финансов США Лейл Брейнард: «Некоторые страны с формирующимися рынками сохраняют жесткие режимы валютного регулирования и контроля над перемещением капиталов». В Вашингтоне считают, что такая асимметрия в курсовой политике «создает потенциальные возможности для конфликтов». Оба посыла, по сути, направлены на избавление от конкурентов по экспорту.

Никто не собирается больше препираться из-за обменного курса. Ведущих глобальных игроков интересуют слабые места потенциальных конкурентов на случай торговой войны,  в лучшем случае – инструментарий, к которому можно прибегнуть с позиций права, в том числе международного.

Пусть цветут все цветы глобальной финразверстки. Многообразие форм глобальной финразверстки (или финансового регулирования), предложенных на рассмотрение саммита «двадцатки», настолько утомило участников, что они согласились отложить все прочие острые вопросы. Во-первых, вопросы об оперативных планах по Базельскому соглашению решено проработать к июню, а к сентябрю – вопросы об обязательствах по сокращению госдолга и квотах МВФ. Во-вторых, сразу после вступительного доклада в рамках сессии по энергетике, сырьевым товарам и изменению климата было решено не открывать никаких дискуссий, а в-третьих – сократить повестку ближайшего саммита министров финансов и глав центробанков в Вашингтоне. Последнее предложение было поддержано аплодисментами.  

Шлагбаум для налоговых дезертиров. Что касается инноваций в области глобального финансового регулирования, в числе наиболее проработанных стоит отметить принятый по инициативе Великобритании план борьбы с налоговыми дезертирами. Скандал с уходом от налогов Amazon, Google, Starbucks и Facebook через компании в Ирландии, на Каймановых островах и в Нидерландах был в центре внимания лондонской прессы на протяжении нескольких месяцев. Предложение  Джорджа Осборна поддержали его коллеги Пьер Московичи и Вольфганг Шойбле и поспешили разделить между собой «революционные» обязанности. На долю Великобритании выпала миссия законодательная, Германия займется сопоставлением официальных данных о доходах и активах компаний. А далее, как выяснилось, на благие намерения накладывается ограничитель, поскольку Франции придется договариваться с США насчет определения налоговой юрисдикции попавших под подозрение компаний.

Антирейтинговый комитет. В то же время российская инициатива по внедрению международных норм усиления контроля над деятельностью рейтинговых агентств заведомо была обречена на поддержку, по крайне мере, со стороны представителей ЕС и США, готовых отдать под суд «большую тройку» — S&P, Moody’s и Fitch. В русле этого предложения планируется проверять не только методики, которые используются для выставления рейтингов, но и сами рейтинги на соответствие методике, и даже более того, рейтинговать, то есть лицензировать рейтинговые агентства. Разумеется, для этого потребуется создать еще один международный надзорный орган. В планах на будущее – регулирование  деятельности разработчиков индикаторов, таких как Dow Jones и ставка Libor.

Прописка для деривативов. Поставить на учет всех торговцев деривативами было решено на саммите «двадцатки» еще в 2009 году. Учрежденный в январе Комитет по регулятивному надзору над системой глобального Идентификатора юридических лиц (LEI), как ожидается, приступит к работе в марте. Эта система, направленная на предотвращение проникновения на зарубежные рынки деривативов, продающихся вне автоматизированных электронных бирж, в частном порядке, впрочем, еще будет спотыкаться о национальные особенности требований к производным финансовым инструментам. Поэтому «двадцатка» просит национальных регуляторов по возможности унифицировать правила.

FSB – гроза «стервятников». Кроме того, лидеры «двадцатки», наконец, созрели для борьбы с хедж-фондами и прочими структурами, играющими на разнице в доходности по облигациям госдолга различных стран и именуемых «стервятниками».  До сих пор данный вид финансовой активности, который, по мнению многих, существенно усугубил долговой кризис, оставался лишь номинально порицаемым. В отличие от деривативов, для борьбы с которыми годятся Базельские стандарты и американский закон Додда-Фрэнка, нормативы в данной сфере отсутствуют даже на национальных уровнях. Зато есть Банк международных расчетов, в базельской штаб-квартире которого расположился Фонд финансовой стабильности (FSB). Сотрудники FSB, не смущаясь правовым пробелом, называют хеджирование «теневым банкингом» и ведут статистику сомнительных операций. Согласно их данным, обороты «теневого банкинга» в прошлом году составили по отношению к ВВП в Гонконге 520%, в Нидерландах – 490%, в Великобритании – 370%, а в США – 150%. Но, поскольку объем США в денежном выражении существенно выше, то и «теневой доход» там в разы больше. Надежду на подвижки в данной сфере внушают обещания Марка Карни строго разобраться с деривативами и «теневым банкингом». Теоретически можно предположить, что у властей еврозоны и США такие же благие намерения. Во всяком случае, в коммюнике саммита «двадцатки» включена просьба завершить до конца года выработку единых стандартов для инвестфондов, не занимающихся кредитованием. Эта работа поручена Совету по международным стандартам финансовой отчетности и Совету по стандартам финансового учета.

Бенифициаров – в международный розыск. Ожидается, что в этом году Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) завершит работу по совершенствованию критериев мониторинга риска. «Двадцатка» выразила поддержку этой структуре, в том числе в деле обнаружения бенифициаров.

МВФ – в совет директоров. Вместе с тем, как отметила российская сторона, действия международных институтов порой бывают предвзяты. В этой связи было предложено вносить средства, таких структур, как Всемирный банк, МВФ, МБРР и прочие банки развития напрямую в капиталы национальных корпораций, ныне заглазно подозреваемых в коррупции и прочих неблаговидных манерах. Поскольку эти банки являются кредиторами, почему бы им не поучаствовать в процессе «оптимизации» собственных инвестиций? Такой конструктивный подход заодно улучшил бы инвестиционный имидж заемщиков… Впрочем, это предложение не было включено в итоговое коммюнике.

Благие намерения. Кроме того, с подачи организаторов саммита в рамках сессии по финансовому регулированию обсуждались возможные усилия сторон по стимулированию государственных и институциональных инвесторов к вложениям в  ценные бумаги, инфраструктуру и реальный сектор экономики развивающихся стран. Добиться успехов в этом безнадежном на фоне кризиса деле предполагается с помощью импортирования образцового зарубежного опыта (бенчмаркинга) в сфере финансов и управления, а также выработки рекомендательных стандартов проектов государственно-частного партнерства. Заниматься анализом мирового опыта ГЧП Минфин РФ поручил  ОЭСР.

Руководство ОЭСР, кстати, в ходе саммита отреагировало на инициативу Дмитрия Медведева, заявив, что Россия еще слишком бедная страна, чтобы получить ее членский билет. Вот и замечательно, довольно с нас ВТО.

Бюджетные баталии. Представители ЕС составили по итогам московского саммита  свою резолюцию для внутреннего пользования. В этом документе они констатировали неготовность США взять на себя обязательства (с конкретными цифрами) по сокращению госдолга и бюджетной дисциплине. Как отметили европейцы, представители США блокировали их инициативы. Между тем в этом году истекает срок действия соглашения, заключенного в 2010 году в Торонто, согласно которому страны ЕС изо всех сил «затягивают пояса». ЕС считает крайне важным договориться о «правдоподобных и амбициозных» целевых показателях по снижению бюджетного дефицита и госдолга к 2016 году, говорится в тексте этого документа.

Увы, статистика от ОЭСР вооружила оппонентов ЕС впечатляющими цифрами, демонстрирующими глубину глобального экономического спада. Данные Евростата, вышедшие в четверг, также оказались хуже ожиданий. Спад ВВП в среднем по еврозоне за IV квартал составил 0,6% (во Франции – 0,3%, в Германии —  0,6%,  в Италии – 0,9%).  В дополнение к этому представители МВФ покаялись в методической ошибке, «утечка» информации о которой гуляет по СМИ с прошлой осени. Согласно этой версии, специалисты фонда просчитались, полагая, что 1 евро бюджетной экономии сокращает ВВП на 50 центов. Теперь они уверяют, что издержки от экономии в три раза выше.

Сетования на издержки от экономии – очень ценные доводы для Барака Обамы, который на этой неделе убеждал Конгресс  отказаться от секвестирования бюджета. При этом он пообещал, что добьется увеличения американского экспорта на европейские рынки, то есть принудит ЕС к заключению нового торгового пакта (на фоне девальвируемого доллара). «Свободная и честная торговля между США и Европой обеспечивает миллионы хорошо оплачиваемых американских рабочих мест», — подчеркнул президент. Между тем США до сих пор так и не удалось внедриться в таможенный союз с Чили, Новой Зеландией, Брунеем и Сингапуром (Транс-Тихоокеанское партнерство). Но и тут Обама  пообещал добиться для США «равных условий» в ближайшем будущем. Оперируя одними лишь обещаниями, он предложил уже сейчас поднять норматив по минимальной оплате труда на 20%.

Кроме того, на прошлой неделе Обама поддержал предложение лидера демократического большинства в Сенате Гарри Рида отложить секвестр бюджета на 10 месяцев, то есть до конца года. Однако республиканцы попросту самоустранились от дискуссии. Выслушав президентское послание, Конгресс отправился на каникулы до 25 февраля.

Напомним, что к моменту возвращения парламентариев на рабочие места останется 4 дня до автоматического наступления «бюджетного обрыва». Не дожидаясь этого, ФРС провел размещение трежерис, по итогам которого доходность десятилетних и тридцатилетних займов показала небольшой рост.

***

 Решение G7 и G20 игнорировать проблему валютных войн и политики Японии, а также угроза «бюджетного обрыва» в США способствуют росту евро против иены и доллара. В пользу укрепления евро также могут сработать итоги первого тура выборов на Кипре. Сторонник жестких мер бюджетной экономии, правоцентрист Никос Анастасиадис вышел на финишную прямую с большим отрывом от неугодного властям еврозоны левого Ставроса Малоса. Второй тур, совпадающий по времени с парламентскими выборами в Италии, способен отчасти сгладить негативные ожидания в отношении победы Сильвио Берлускони. С завершением новогодних праздников в Китае рынки ждут новостей, проясняющих ситуацию в экономике страны. Также в ближайшее время могут появиться сведения о кандидатах на пост главы ЦБ КНР. Ну а снижение цен на золото лишь открывает благоприятный период для покупки.

 

Н.Стандровская

Распечатать материал Распечатать материал