131294

В последнюю неделю февраля американский Конгресс утвердил назначение глав Федрезерва и Пентагона. В США вступил в силу автоматический секвестр бюджета, а глава ФРС Бен Бернанке намекнул, что QE3 может растянуться на три года.  Американские индексы слегка скорректировались, евро пошел вниз. Рынок драгметаллов продолжало лихорадить. Цены на нефть просели, а спотовые цены на газ в Европе подскочили. «Газпром» согласился на восточный вариант маршрута газопровода в Китай. Пекин и Токио определились с кандидатурами на посты глав центробанков. Джон Керри посетил Лондон, Берлин и Анкару. Ассоциация британских банкиров отказалась от прав на формирование ставки LIBOR в пользу спецкомитета под руководством баронессы Хог. Еврокомиссия оштрафовала Великобританию, Италию и Испанию за нарушение бюджетной дисциплины. Ох, дожить бы еврозоне до германских выборов!

Сколько бы вышло портянок для ребят. В субботу, 2 марта Барак Обама подписал названный им «глупым» секвестр американского бюджета на $85млрд, вступивший в силу автоматически. Чем умнее альтернативное сокращение на $110млрд, предложенное демократами, внятно не разъяснялось. Более того, открытой межпартийной полемики по этому поводу не было.

Президент вещал будто в одиночестве: «Аварийно-спасательные службы не смогут реагировать на бедствия и заниматься восстановлением после катастроф, агенты ФБР будет отправлены в бессрочный отпуск, федеральные прокуроры будут вынуждены отпускать преступников, диспетчеры воздушного движения будут сокращены, что приведет к большим задержкам в аэропортах по всей стране. Тысячи учителей и преподавателей будут уволены. Десяткам тысяч родителей придется бороться, чтобы найти средства на оплату услуг по уходу за детьми. Сотни тысяч американцев потеряют доступ к первичной медико-профилактической помощи». Претензии за все эти беды адресовались  республиканцам.

Washington Post, сравнив секвестр с торнадо, пояснила, что дьявол в деталях, то есть в структуре сокращений: в отдельно взятом Техасе они обойдут стороной богатых землевладельцев – республиканцев и заставит страдать бедных демократов – служащих военных баз и госпредприятий ВПК. The Economist предвещала, что народ во всем обвинит республиканцев. Народ же, если верить опросу Gallup, кардинально размежевался едва ли не пополам: 45% респондентов сообщили социологам, что они против секвестра, а 40% сочли его за благо.

Фактически 28 февраля, когда вопрос о «бюджетном обрыве» рассматривался в Конгрессе, демократы заблокировали предложение республиканцев предоставить президенту право собственноручно «довести до ума», то есть сбалансировать секвестр.

Бороться за свой вариант сокращений Обама мог бы продолжать еще целый месяц до 27 марта, когда этот самый «обрыв» наступает не только де юре, но и де факто. Однако он предпочел «умыть руки» сразу же, и подписал указы, как это только стало возможно – вечером в пятницу, после закрытия бирж. А затем, закончив сетования, с облегчением вздохнул и пообещал, что секвестр «не станет апокалипсисом» и что Америка сумеет «преодолеть это».

В последнюю неделю февраля конгрессмены больше тратили время  на споры вокруг кандидатуры Чака Хейгла на пост министра обороны. Когда Хейгл (незначительным большинством) был утвержден на Пентагон, а Джек Лью (почти единогласно) на Федеральное казначейство, Обама оперативно внес на обсуждение  свой набор предложений по бюджету на следующий год и по лимиту госдолга. По предварительной договоренности, партийные предложения должны быть подготовлены к 15 апреля. Тогда же должен решаться и пресловутый вопрос о «фискальном обрыве», то есть об автоматическом отказе от налоговых льгот на прирост капитала и доходы «богатых» американцев. Судя по всему, президент решил его форсировать.

Обама предложил республиканцам направить сумму от увеличения налогов на целый букет новых социальных программ. Помимо ранее озвученных инициатив по увеличению минимальной зарплаты, они включали: создание общедоступных бесплатных детских садов; обучение рабочим специальностям школьников старших классов; налоговое поощрение работодателей за трудоустройство «хронических» безработных. И в заключение президент пообещал, что госдолг в результате увеличится не более чем на десятицентовую монетку. В ответ сенатор-республиканец  от штата Флорида Марко Рубио напомнил, что только первый четырехлетний период правления Обамы ознаменовался ростом госдолга на $8,8трлн, то есть вдвое. Из его предшественников столь удручающего «рекорда» добился только Рональд Рейган, и то за два президентских срока.

Колыбельные для биржи. Глава ФРС Бен Бернанке предстал с ежегодным отчетом перед конгрессменами 26 февраля, за пару дней до голосования по «обрыву». Он заявил, что достичь снижения безработицы до 6% удастся лишь в 2016 году, косвенным образом подтвердив намерения растянуть QE3 не на два, а на три года. А чтобы развеять остатки сомнений от январского протокола ФРС (см. обзор «Весеннее обострение»), он заверил, что ситуацию в FOMC по-прежнему контролируют «голуби», и что регулятор не предвидит «пузырей» на фондовом рынке, а также роста инфляции. В последней попытке протолкнуть вариант Обамы Бернанке попросил парламентариев не рассчитывать на то, что эффект от экономии на госрасходах превысит издержки, влекущие сокращение роста ВВП. Но аргумент не сработал.

В то же время агентство Fitch Rating благословило подписанный секвестр, пообещав, что не будет понижать удерживаемый на наивысшем уровне «ААА» суверенный рейтинг США после его наступления. Пожелания представителя «большой тройки» рейтинговых регуляторов (с учетом истории с вручением Standard&Poor’s пятимиллиардного иска от Минюста США) оказались более чем скромны: зафиксировать национальный долг примерно на нынешнем уровне – в 106% ВВП, в том числе с помощью снижения курсовой стоимости доллара.

В воскресенье вечером Бернанке вновь повторил свои убаюкивающие заклинания насчет продления QE3 до 2016 года и политики «дешевых денег». А Обама, также опасавшийся реакции рынков, на всякий случай призвал Конгресс в любую минуту вернуться к обсуждению проблемы секвестра.

Бумажные вершины. В последнюю неделю февраля американские индексы по-прежнему рвались вверх и преодолели снижение, вызванное несущественной коррекцией неделей ранее. Февральский рост замедлился по сравнению с январем (5%) и составил 2%. Но по итогам пятничной, первой весенней сессии Dow Jones, NASDAQ и S&P500 на новостях из Конгресса ушли в символический минус. Тем не менее, недельный рост оказался 0,2 – 0,3%.

28 февраля Министерство торговли США уточнило данные по внешнеторговому обороту в IV квартале, в результате чего падение ВВП за этот период на «– 0,1%», предсказанное ФРС в январе, превратилось в рост на «0,1%». Эксперты, опрошенные  Bloomberg, ожидали, что рост составит 0,5%. Поясняется, что они недооценили опасения потребителей, сокративших расходы в ожидании «бюджетного обрыва». И, возможно, продолжали недооценивать фактор секвестра, когда прогнозировали рост по итогам I квартала на 1,8%.

Напомним, что по оценке Управления по бюджетной политике Конгресса (CBO), нынешнее сокращение госрасходов на $85млрд выльется в годовой спад ВВП на 0,5-0,6%. Экономист Нуриэль Рубини, предсказывал, что ввиду секвестра вместо расчетного прироста в 2%, с учетом мультипликативного эффекта, произойдет спад на 4-6%.

Перед выходными аналитики посвятили американскому секвестру много слов и мало однозначных прогнозов. Одна-две компании сообщили, что занимают «медвежьи» позиции из-за секвестра. Иные выразили надежду на то, что реакция рынков не будет панической, а последствия секвестра начнут ощущаться только в апреле-мае, когда за пособиями по безработице обратятся попавшие под сокращение 750 тысяч временно привлеченных армией сотрудников, снизятся объемы заказов и, возможно, начнет сказываться мультипликативный эффект. Третьи сочли секвестр не столь существенным на фоне объемов ликвидности, ежемесячно поступающих на фондовый рынок благодаря QE3.

4 марта американские индексы проснулись все в том же вялом, символическом минусе. Но причин для пессимизма не было. Достаточно было взглянуть на итоги размещения трежерис за 28 февраля (http://www.treasurydirect.gov/NP/BPDLogin?application=np), чтобы убедиться, что за один только день Федрезерв пополнил бюджет на $80млрд, и к 3 марта ФРС в рамках QE3 выкупил половину. Ну, разве что госдолг и баланс ФРС прибавили в весе по $40млрд.

Капкан для «антидолларовой» коалиции. Один из прошлогодних «всадников апокалипсиса», известный финансист и издатель Марк Фабер признался, что ратовал за намечавшееся снижение американских индексов и надеялся, что оно будет достаточно длительным, чтобы обеспечить впоследствии возвращение S&P500 все к тем же 1500-1530 пунктам. Он уверен, что индекс переоценен и в случае, если обратного движения не будет, предрек дальнейший его рост до июля-августа с последующим грандиозным обвалом.

И не один Фабер рассчитывал поддержать «антиамериканский» тренд. По версии британского трейдера Эндрю Магвайи, основное сражение намечалась в первую декаду февраля на рынке драгметаллов, поскольку золото является своего рода противоположностью американской валюте и индексам. В эти дни на лондонской бирже COMEX фьючерсы на золото и серебро готовились к взлету на новые исторические максимумы. Некий покупатель даже разместил заказ на 18 тонн физического золота и полностью его оплатил. Восходящего тренда дожидался и ряд крупных заказов со стороны азиатских центральных банков.

Если бы штурм удался, по мнению трейдера, в большом убытке оказались бы державшие короткие ставки к золоту крупные коммерческие банки. Чтобы прояснить это предположение, отметим, что прогнозы о взлете золота в этом году в среднем до $1800 и выше за унцию в начале года делали Barclays, Goldman Sachs, GPM Group, Morgan Staley, UBS, ANZ, Scotiabank, Commerzbank, BNP Paribas, Societe Generale и другие. В Goldman Sachs, например, уверяли, что цены достигнут этой отметки в апреле-мае.

Снижение цен на рынке драгметаллов началось в канун китайского Нового года (10 февраля). При этом 15 февраля цены на золото на Шанхайской бирже оставались выше на $24, что демонстрирует разрыв между ценами на сам металл и сильно разбавленные финансами бумаги «золотых» ETF. По словам Магвайи, в атаке на золото не обошлось и без вмешательства Банка международных расчетов. Все происходило примерно так, как предполагалось в предыдущем обзоре относительно Чикагской биржи – не без помощи биржевых роботов. Банки обрушивали на биржу, безлюдную в эти дни,  в последние часы перед закрытием, огромную массу ничем не обеспеченных заявок на продажу, провоцируя автоматически торгующие ETF и мелких инвесторов перестраиваться с длинных позиций на короткие. А сами, пока падала цена, скупали долгосрочные, фьючерсные контракты. В итоге к началу последней недели февраля все риски, связанные с коротким бумажным золотом, оказались в руках самых слабых игроков.

Новые детали детективной истории. Версию о возможных манипуляциях на рынке драгметаллов со стороны крупных игроков косвенным образом подтверждают наблюдения главы U.S. Global Investors Фрэнка Холмса. Как упоминалось ранее, в декабре прошлого года произошел массовый исход крупных инвесторов (Фонда Джорджа Сороса, компании Луи Бэкона Мура, хедж-фонд Стефана Мандела и др.) из  SPDR Gold Shares (ETF-GLD). При этом, по данным американского регулятора, большой поклонник желтого металла, миллиардера Джон Полсон сохранял свою долю в SPDR (см. обзор «Куда деваться с «Титаника»).

Однако, по словам Холмса, в середине декабря Полсон тоже был вынужден продавать золото и золотые акции. И глава U.S. Global Investors объяснил, по какой причине: в эти дни Morgan Stanley Wealth Management рекомендовали своим клиентам избавляться от акций двух фондов Полсона. По мере того, как клиенты MS распродавали свои акции, гигантский хедж-фонд Полсона был вынужден переводить часть активов из золота в доллар.

Кстати, в декабре большие продажи золотых слитков совершило и Министерство торговли США. В месячном выражении объем американского золотого экспорта подскочил на 43%. Выручка составила $4 млрд. Если верить Reuters, половина золота ушла в Гонконг. По сведениям главы Sprott Asset Management, крупнейшей компании, специализирующейся на аффинаже, канадского миллиардера Эрика Спротта, в том же месяце Китай импортировал 114 тонн золота.

Атака на золото в этом году, по сведениям Холмса, также была дополнена стараниями неких крупных игроков (или игрока) игрой на понижение (пут-опционами) по золотым фьючерсам с датами закрытия в январе-феврале. Банк Credit Suisse предполагает, что это был хедж-фонд, сообщил глава U.S. Global Investors.

По данным портала 321gold.com, сейчас для самих Холмса и Спротта настали тяжелые времена: в феврале они вели по требованию своих инвесторов «бешеные распродажи». Кроме того, эксперты ресурса предполагают, что цель, которую ставили ведущие игроки на понижение золота, была достигнута 20 февраля ($1560 за унцию), а побочный эффект от данного мероприятия состоит в изгнании с рынка хедж-фондов.

Железная хватка. 1 марта, на фоне спада биржевых цен на промышленные металлы, Deutsche Bank AG поставил под сомнение старт заявленных китайскими властями инфраструктурных проектов. Аналитик банка Дэниэл Бребнер заявил, что из-за грядущего спада экономики КНР цены на железную руду могут упасть на 24% до $115 к концу этого года, к 2015 году – до $110, а к 2018-му – до $80. Но то, что из Европы воспринимается как призрак глобальной рецессии, из Поднебесной видится, возможно, под иным углом. 2 марта глава Государственного управления по контролю за обменом валюты КНР И Ган заявил о полной готовности Китая к «возможным волнам количественного смягчения в других странах», то есть к валютным войнам.

Свежий либертарианский подход. Чуть ранее, 28 февраля, пессимистический прогноз выдал замглавы Минэкономразвития РФ Андрей Клепач. По его словам, мировые цены на газ к 2015 году снизятся примерно на 10% – до $320-330 за тысячу кубометров. Для справки: средняя цена 2012 года – $353. Он намекнул при этом, что снижать тарифы ЖКХ сейчас не лучшее время. Простые отечественные потребители вызывают в «Газпроме» нежные чувства, их там называют «подушкой безопасности».

Понятно, что прошлогоднее снижение добычи (на 2,3%) и поставок (на 3,6%) российского газа не радует. А итоги двух первых месяцев этого года тем более: сокращение добычи на  0,2%, экспорта – на 8,5%. Все ждут, что «Газпром», наконец, выполнит свое обещание переориентировать поставки в АТР, пока этот рынок сбыта не поделили полностью ближневосточные поставщики. К 25 февраля Россия и Китай окончательно согласовали базовые параметры договора по газу к визиту генсека КПК Си Цзиньпина, который намечен на конец марта. Переговоры  между «Газпром» и китайской CNPC шли долгих 10 лет. Но лишь после президентских выборов и принятия окончательного инвестиционного решения о разработке Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения в Якутии, в конце прошлого года «Газпром» отказался от своего намерения снабжать Китай по «западному» маршруту. 27 февраля «Газпром» подтвердил, что готов интенсифицировать переговоры по «восточному» маршруту и до конца года подписать контракт с CNPC.

В то же время, как стало известно в последнюю неделю февраля, в ходе недавнего визита в Китай глава «Новатэка» Леонид Михельсон сумел заинтересовать китайские компании долей в Ямал-СПГ, а глава «Роснефти» Игорь Сечин подписал соглашение по увеличению поставки нефти в Китай. Одновременно «Газпром-нефть» милостиво согласилась не выходить из российского консорциума по разработке венесуэльского месторождения «Хунин-6» и подписала ряд договоров с Иракским Курдистаном.

Поворот «Газпрома» спиной к Европе примечателен на фоне визита Дмитрия Медведева на Кубу. Надышавшись воздухом Острова Свободы, российский премьер совсем как заправский либертарианец заявил о несправедливости Бреттон-Вудской валютной системы и претензий какого-либо государства на роль главной экономики, несмотря на обладание такой валюты, как доллар.

Наступление на сырьевые грабли. Когда замминистра Клепач прогнозировал 10-процентное снижение цен на газ, его ничуть не смутили подпрыгнувшие накануне выше $450 за тысячу кубометров спотовые цены на газ в Европе. Между тем, ситуация с энергетикой в Европе выглядит гораздо более плачевной, чем ситуация с итальянскими выборами.

Неопределенность европейских властей по отношению к газу представляет угрозу для будущих инвестиций в его добычу, пожаловался на днях Financial Times вице-президент норвежской Statoil Рун Бьорнсон. По его данным, немецкий E.On рассматривает возможности по консервации газовых электростанций, британская Centrica заявила, что не будет строить газовые электростанции, по крайней мере, в течение ближайших четырех лет, а французская GDF Suez списала часть стоимости своих газовых электростанций на северо-западе Европы.

Согласно предварительной оценке Федерального ведомства окружающей среды Германии, борьба за газовую независимость привела к тому, что в прошлом году парниковые выбросы не сократились, а выросли на 1,6% – из-за перехода на уголь. Кроме того, немцы опасаются, что Европейская комиссия все-таки решится простимулировать рост цен на сертификаты на диоксид углерода (квоты на парниковые выбросы в соответствии с Киотским протоколом), придержав до поры 900 сертификатов. Соответствующее решение может быть принято уже в марте. Но рост стоимости сертификатов выше €5 за тонну сделает использование угля нерентабельным.

Пока цена на эти сертификаты не повысилась, европейцы попытались сориентировать на уголь Украину. Вдохновить на такой прогрессивный шаг Киев, наверное, должна была недавняя битва за контроль над угольными активами Индонезии между потомком империи Ротшильдов и индонезийским кланом Бакри. 19 из 22 акционеров горнодобывающего концерна Bumi plc проголосовали против предоставления места в совете директоров Натаниэлю Ротшильду. Но глава фонда NR Investments пригрозил, что вскоре их мнение изменится.

Казалось бы, игра стоит свеч. Однако у корпорации Shell особое мнение. На прошлой неделе она отказалась от проектов на арктическом побережье Аляски и презентовала аналитический отчет с двумя сценариями развития мировой энергетики. Согласно первому сценарию, на ведущие позиции в мире к 2030 году, вытеснив уголь, выйдет природный газ. Второй сценарий сулит строительство на Земле «царства» солнечной энергии к 2070 году, что снизит необходимость пересмотра норм Киотского протокола, похоронит атомную энергетику, но позволит сохранить использование угля в качестве основного энергоносителя до 2050 года. Поэтому (о, ужас!) уровень парниковых газов понизится до нулевой отметки лишь в 2130 году.

Сланцевая диверсификация. Тем временем премьер Страны восходящего солнца Синдзо Абэ сделал предупреждающий жест, пообещав начать переговоры с США о поставках сланцевого газа, а в случае отказа – активизировать запуск атомных станций. По расчетам японских экономистов, доставка американского сырья с учетом морских перевозок обойдется на 30% дешевле СПГ, закупаемого у Ирана.

Между тем в настоящее время в США действует запрет на экспорт сланцевого газа – во избежание роста цен на внутреннем рынке. С помощью газа в стране производится 30% электроэнергии. А разрешением на зарубежные продажи располагает только один проект — Sabine Pass в Луизиане, принадлежащий Cheniere Energy, которая планирует начать экспорт топлива в 2015-2016 году.

В то же время после пика добыч в 2010 году Департамент энергетики США и Международное энергетическое агентство несколько раз корректировали цифры по объемам извлекаемого топлива в сторону уменьшения, а компании сокращали  добычу и разработку новых скважин в надежде на рост рыночных цен с учетом роста себестоимости. Нынешняя цена на сланцевый газ в США составляет $3,43 за 1млн британских термальных единиц. Согласно свежему «сенсационному» исследованию Техасского университета, если она поднимется до $4 за 1млн БТЕ, запаса 15 тысяч скважин может хватить до 2040 года. Такой прогноз очень вдохновил The Wall Street Journal, хотя издание не уточнило, повысится ли доля сланцевого газа в общем объеме производства электроэнергии.

Самое передовое месторождение Barnett разрабатывается лишь на четверть, остальные три четверти не окупаются. Лидер по добыче, компания – герой сланцевой революции 2010 года  Chesapeake Energy, летом прошлого года оказалась на грани банкротства. Когда ее акции упали на 40%, выяснилось, что ее финансовая деятельность приносила $8,5млрд дохода, тогда как производство давало всего $1,8 млрд. Всего-то за год-полтора компания обросла 7 совместными и трейдинговыми предприятиями и стала больше похожа на обыкновенный хедж-фонд.

Пока Япония настраивается на переговоры с США, китайская  Sinopec заявила о готовности приобрести у Chesapeake Energy 50%  в нефтяных и газовых месторождениях в Оклахоме и Канзасе за $1,02 млрд. А другая китайская корпорация – Cnooc – отрапортовала о завершении сделки по приобретению канадской нефтегазовой Nexen за $15,1 млрд.

Одновременно американская Regency Energy Partners сделала ставку на традиционный природный газ, заявив о намерении приобрести оператора трубопроводов Southern Union Company за $1,5млрд в рамках плана по расширению своей деятельности в бассейне Пермиан на юге США.

С мечтой о фьючерсах. Коррекция мировых цен на нефть в последнюю неделю февраля очень взволновала российские рынки. Начало спада как будто спровоцировала статистика от Минэнерго США о запасах. Позднее, на фоне общего чувства растягивающейся рецессии, ОПЕК неожиданно обнаружила рост добычи нефти в феврале – всего на 0,1% после полугодового простоя на месте. В преддверии весны и автомобильного сезона это сущие пустяки. Согласно данным за первые три квартала прошлого года США импортировали четверть всего экспортируемого странами Персидского залива объема самой обыкновенной, не сланцевой нефти, воскресив показатель 2003 года. Но 21 февраля цены на баррель марки Brent завершили формирование фигуры «голова и плечи», после чего сорт просел за неделю на $5,3 (0,27%), остановившись на уровне в $109,39, и снова начал расти.

Участники рынка, которые помнят, что цены на нефть, росшие одновременно с «пузырями» на финансовых рынках, достигли пика в $135 за баррель в июне 2008 года и обвалились к декабрю того же года до $43, сейчас дают примерно такой же разброс в среднесрочных и долгосрочных прогнозах по ценам и закладывают соответствующие премии за риск во фьючерсы. Весьма любопытна поэтому недавняя реакция Китая на начало январского восходящего тренда, завершившаяся повышением цен. Похоже, что в Поднебесной в принципе начали всерьез задумываться о факторе рыночного ценообразования. 28 февраля газета «Хуаньцю шибао» опубликовала статью эксперта Института японских экономических исследований Академии социальных наук КНР Бай Иминя, ратующего за превращение портового города Дацин в китайскую нефтяную столицу с подобающей логистической инфраструктурой и нефтяной фьючерсной биржей. Посетовав на «преступное бездействие» китайцев в ходе переговоров по строительству российского экспортного нефтепровода и переориентации его на Тихий океан (в Дацин пошло лишь ответвление), автор указал на угрозу формирования системы торговли энергоресурсами в регионе под эгидой Японии.

Бай Иминь жалуется на зарегулированность межгосударственных проектов в ходе бесконечных правительственных переговоров. Российские специалисты также разводят руками, ссылаясь на отсутствие четко выраженных политико-экономических стратегий. «Если мы хотим играть одну из ключевых ролей на рынке, регулировать цены на нефть и тем или иным способом влиять на них, тогда, безусловно, мы должны выходить как отдельный независимый игрок со своим сортом нефти. Если же цены на нефть для нас – это всего лишь инструмент пополнения бюджета, тогда, наверное, не стоит ввязываться в игру с биржами, а стоит просто более грамотно перепривязать свои сорта к уже существующим бенчмаркам», — полагает Екатерина Грушевенко, эксперт Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН. Так что идея создания Евразийского международного энергетического агентства на базе Таможенного союза с возможным последующим присоединением  Китая пока обсуждается только в самом черновом варианте.

Долговой рынок объемом в $6,4трлн. После того как премьер-министр Японии официально выдвинул на пост главы ЦБ президента Азиатского банка развития Харухико Куроду, китайские власти сообщили, что не собираются отправлять в отставку умудренного опытом Чжоу Сяочуаня. Он возглавлял китайский центробанк на протяжении 10 лет, и, несмотря на пенсионный возраст, встанет в авангарде  структурных реформ. Как специалист по мировому финансовому кризису, Чжоу сфокусирует ресурсы Народного банка КНР на борьбе с ростом рисков, связанных с растущей теневой банковской сферой, решили в Компартии Китая.

На этой неделе в Пекине должно состояться ежегодное собрание китайского парламента, центральным событием которого станут выступления ожидающих утверждения в должностях главы КПК и премьер-министра Си Цзиньпина и Ли Кэцяна. Будущий премьер выступит с речью, посвященной десятилетней программе урбанизации. Планы по переселению 400 миллионов человек в города обосновываются намерениями поддержать рост экономики и ликвидировать разрыв между богатыми городскими и бедными сельскими районами.

Программа воспринимается весьма неоднозначно. Западные консультанты, в числе которых состоят эксперты Goldman Sachs (см. обзор «Сезон миграции»), безусловно, связывают с ней надежду на снижение китайской экспансии на внешние рынки и рост потребительского спроса внутри страны. Они обосновывают необходимость плановой урбанизации, помимо прочего, политической напряженностью на почве социального расслоения. Однако протесты пока что провоцируют не столько имущественные споры, сколько развернувшаяся вокруг программы широкая общественная дискуссия.

Параллельно встает вопрос о финансировании этого эпохального проекта. Сейчас программа оценивается в 40трлн юаней ($6,4трлн) – сумму, превышающую объемы всех ныне действующих программ количественного смягчения вместе взятых. Под строительство городов планируется выпускать государственные и муниципальные долгосрочные высокодоходные облигации, покупать которые смогут иностранные инвесторы. Даже более того, привлечение иностранных инвестиций на создающийся в Китае долговой рынок – вопрос принципиальный. В этой связи намечается целый пакет финансовых реформ.

В частности, обсуждаются намерения новых властей ослабить монополию государственных банков в сфере управления активами. Как полагают западные архитекторы китайской перестройки, монополизм привел к росту расходов инвестиционных фондов. Закон, позволяющий иностранным банкам предлагать свои финансовые продукты китайским компаниям, работающим в секторе управления активами, был принят еще два года назад. Но ни один из западных банков не соответствует выдвигаемому законом требованию по отсутствию административных нарушений на протяжении трех лет. Ожидается, что регулятор рынка ценных бумаг Китая в марте представит на рассмотрение парламента поправки, смягчающее это требование.

Крупные иностранные банки, работающие в Китае, включая Citibank, Standard Chartered PLC и United Overseas Bank, уже подали заявки на участие в этой программе. Объем активов под управлением 72 госбанков Китая составляет 3620млрд юаней ($575,8млрд), за последний год он увеличился на 31%.

Ближневосточный гамбит. На фоне проблем с итальянскими выборами, Германии на минуточку показалось, что Турция это свой маленький Китай. За прогресс в части переговоров о вступлении Турции в ЕС выступил глава немецкого МИДа Гидо Вестервелле. Он пообещал в сотрудничестве с европейскими коллегами до конца года разблокировать все 18 замороженных с 2005 года пунктов союзного соглашения. По его словам, если пустить этот процесс на самотек, то наступит время, когда Европа будет нуждаться в Турции больше, чем Турция в Европе.

25 февраля министры финансов Франции и Германии Пьер Московичи и Вольфганг Шойбле поприветствовали победу правоцентриста Никоса Анастасиадиса по итогам второго тура президентских выборов на Кипре. В награду за провал левых киприотам было обещано решить вопрос о предоставлении долгожданного спасительного кредита до конца марта. В тот же день Ангела Меркель отправилась с визитом в Анкару, решительно настроенная добиться подписания таможенного договора между ЕС и Турцией,  распространяющегося и на Кипр, в северной части которого Анкара держит 30 тысяч военнослужащих, блокирующих морские и воздушные гавани.

Возможно, особую поддержку боевому настрою канцлеру ФРГ придавало то обстоятельство, что в тот же день в рамках своего первого международного турне в Турцию прилетел новый госсекретарь США Джон Керри. Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган заранее скептически отозвался об американском госте. Однако, по слухам, Керри планировал обсудить с властями Турции не только сирийский вопрос, но и намеченные на 12 июня президентские выборы в Иране и возможных преемников Махмуда Ахмадинежада. Кроме того, в эти дни в Казахстане заседала иранская «шестерка», на которой решался вопрос о смягчении санкций, остановивших торговлю нефтью и газом в обмен на золото при посредничестве Турции. В обмен за эту любезность от Тегерана требовалось закрыть завод по обогащению урана в Фордо.

Однако прорыва в германо-турецких переговорах не случилось. Эрдоган в очередной раз отказался заключать таможенное соглашение с ЕС до тех пор, пока ЕС не предоставит гражданам Турции безвизовый режим. Более того, встреча с Меркель завершилась взаимными обвинениями сторон по курдскому вопросу.

Также безрезультатно закрылось и заседание «шестерки». С тех пор как США предложили обсудить уступку по формуле «газ за золото», произошло по крайне мере две важных вещи. Во-первых, власти Китая и Японии отказались присоединиться к санкциям, а во-вторых, Ирак разрешил Ирану строить по его территории газопровод в Сирию. Ранее к этой трубе решили подключиться Ливан и Иордания, предварительно обсудившие свое участие в проекте с Москвой.

Ушли по-английски. Турне Керри, впрочем, начиналось с посещения Лондона и Берлина. В британской столице от него тоже ничего хорошего не ждали. Поначалу The Financial Times попробовала пожаловаться: дескать, какая несправедливость – Франция и Германия отложили введение банковских стандартов «Базель III» (с подачи США), в то время как присланный из Канады новый глава британского ЦБ вознамерился ужесточить репрессии в отношении банков! А тут еще и ЕЦБ, похоже, вознамерился уничтожить британскую «изюминку» — лондонский Сити, требуя, чтобы все клиринговые палаты, работающие с ценными бумагами, которые деноминированы в евро, находились в еврозоне. А на практике трейдинг евробондов и деривативов будет перенесен во Франкфурт. «Если так будет продолжаться, Сити станет трудно служить и финансовым центром Европы, и оффшорным центром для капиталов из США, Азии и развивающихся рынков», — предупредила газета.

Но предвидя, что слезами горю не поможешь, британские газеты сменили тон: нам, мол, и вовсе ничего от вас не надо, лишь бы не просили денег на какую-нибудь новую Сирию. А для пущей убедительности британские парламентарии устроили взбучку собственному Министерству обороны, обвинив военных в необоснованных тратах на 1,5млрд фунтов стерлингов.

Но самое завораживающее харакири к приезду Керри устроила Ассоциация британских банкиров, собравшись в этот день и проголосовав за отказ от своих прав на формирование LIBOR,  из-за которой UBS, Royal Bank of Scotland и Barclays поплатились $2,6млрд. Для справки: С 1984 года каждый рабочий день специалисты Британской ассоциации банкиров опрашивали 16 крупнейших банков страны по стоимости их заимствований на «сегодня». В расчет принимались займы на 15 разных периодов от overnight до года в десяти валютах — в долларах, евро, иенах, швейцарских франках и прочих. Четыре самых низких и четыре самых высоких значения отбрасывают, а из оставшихся восьми вычисляется среднее. Так рассчитывалась ставка LIBOR. Теперь за эту ставку будет отвечать баронесса Хог, точнее, спецкомитет под ее руководством.

Но скандал с обвинениями банков в манипуляции с LIBOR далеко не окончен. Американская Комиссия по торговле товарными фьючерсами, Минюст США и британское Управление финансового регулирования и надзора планируют оштрафовать в рамках этой кампании еще 5—10 американских банков.

На следующий день после отлета Керри из Лондона СМИ сообщили о попадании под финразверстку второго по величине голландского банка. Rabobank, вероятно, заплатит за манипуляции с LIBOR около $0,5млрд. А злосчастный Royal Bank of Scotland отрапортовал, что закончил 2012 год в результате всех перипетий с убытком в $8 млрд.

Уголька добавила Европейская комиссия, в наказание за нарушения бюджетной дисциплины обязавшая 22 страны ЕС вернуть в общий бюджет €400млн. При этом самый большой штраф достался Великобритании (€100млн). На втором месте среди штрафников – Италия (€48млн) и Испания (€40млн).

Неудивительно, что спустя пару дней новостей Елизавета II оказалась в больнице.

***

Спецоперация против «антидолларовой» коалиции, проведенная на лондонской бирже COMEХ, весьма напоминает сценарий 1992 года с продажей 200 тонн из золота из резерва Великобритании. Ее последствия, безусловно, будут долговременными и скажутся на соотношении сил среди ведущих финансовых игроков, а возможно уже сказываются, судя по отказу британских банкиров от формирования LIBOR. Вместе с тем, отказ от коррекции долларовых индексов и натужное продолжение «бычьего» тренда автоматически переключает давление на следующую по значимости резервную валюту – без всякой зависимости от политических событий и вопреки рыночным устоям. В результате появление трещин в фундаменте ЕС становится более вероятным.

Н.Стандровская

Распечатать материал Распечатать материал