книги

Как мы уже недавно сообщали, Союз Писателей Санкт-Петербурга и Санкт-Петербургское отделение союза писателей России будут переезжать из Дома Писателей на Звенигородской в дом Набокова.

Этот переезд, еще не начавшись, уже становится скандалом. Выясняется, что писателей как-то забыли предупредить, что они хотят переехать.

«Вообще-то, подобные новости петербургским писателям приличнее было бы узнавать не из средств массовой информации. Вопрос этот должен, по меньшей мере, обсуждаться на собрании членов творческого Союза. Однако нынешние «литературные руководители» Союза писателей Санкт-Петербурга во главе с Валерием Поповым, на словах преданные идеалам демократии, в действительности с опаской и с недоверием относятся к любым демократическим процедурам. Включая, между прочим, и общие собрания писателей, которые проводятся значительно реже, чем это предусмотрено Уставом…», – говорит Никита Филатов, адвокат, член Союза писателей Санкт-Петербурга с 1994 года, основатель и Президент Петербургского детективного клуба, автор четырех десятков исторических и политических детективов, опубликованных тиражом полтора миллиона экз., лауреат российских и международных литературных премий.

«Ни у меня, ни у моих друзей, коллег-писателей, нет никакой информации о том, что до сведения членов Союза писателей Санкт-Петербурга вопрос о переезде Дома писателей доводился надлежащим образом, и что он обсуждался на общем собрании. Даже в качестве расплывчатой инициативы Валерия Попова», – добавляет он.

Кроме того, Дом Набокова не подходит союзам писателей по разным причинам, утверждает член Союза Писателей России, литературный критик Алексей Филимонов.

По его словам, музей находится не в должном состоянии для приема 600 писателей. В свое время второй этаж Дома Набокова передали для творческих мастерских Санкт-Петербургскому Государственному Университету, но выяснилось, что помещения пожароопасны и не подходят для творческих мастерских. Получается, если студентам там не получилось работать и творить, то состоявшимся писателям можно.

Кроме того, Филимонов указывает на этический момент – Союз Писателей России – наследник Союза Писателей СССР, который, как известно, не жаловал великого русского писателя. Да и до сих пор члены союза писателей обвиняют Набокова чуть ли не в педофилии, хотя никого хотя бы равного по таланту сейчас среди российских писателей нет даже близко. Причем, как отмечает критик, большинство писателей Набокова даже не читало.

«Это насмешка, делают конюшню в храме», – резюмирует Филимонов.

Но есть и еще один, совсем тонкий момент. Дело в том, что по сведениям нашей редакции, с подписанием того самого документа с просьбой о переводе союзов писателей есть одна заковыка.

Один из двух подписантов, Борис Александрович Орлов, в день, когда документ был подписан, 20 марта, находился не в Санкт-Петербурге, а в Москве, на пленуме Союза Писателей России. Мы позвонили, чтобы уточнить этот момент и привели Бориса Александровича в некоторое замешательство. Сначала он долго просил нас не торопиться с выводами, ведь решение еще не принято, и затруднялся вспомнить, когда подписывал документ. Потом предположил, что мог подписать его заранее. Потом внезапно вспомнил, что документы можно подписывать дистанционно, и предположил, что мог подписать его из Москвы. Но в итоге остановился на версии заранее подписанного документа. Получается, документ ждал подписи Попова минимум 3 дня, потому что Орлов уехал в Москву 18-го. Чего ждал Орлов, который по другой версии подписал документ первым, не очень понятно.

Но вопрос мотивации в этой истории — он ключевой. Зачем Орлов и Попов внезапно, ни с кем не посоветовавшись, вдруг решают переезжать из целого здания на один этаж, так и остается открытым.

«Мне пришлось слышать разные мнения по поводу мотивов, которыми руководствовался председатель Союза писателей Валерий Попов. Поговаривают даже о каких-то неформальных обязательствах с его стороны — за бюджетные деньги, выделенные руководству Союза писателей на издание книг… Много чего поговаривают, но я в это, конечно же, не верю. Как не верю и в ту смешную версию, будто лично Валерий Попов просто решил немного сэкономить на общественном транспорте – от его квартиры до нового адреса пешком два шага, а на Звенигородскую улицу надо ехать, – рассуждает Никита Филатов и подытоживает:

Я, помимо занятий литературой, еще и практикующий адвокат. Мне приходилось осуществлять защиту уже не одного «поколения» высокопоставленных питерских чиновников. И я пришел к убеждению, что подлинные причины и обстоятельства многих событий в жизни города становятся понятными только спустя какое-то время, при изучении оперативных материалов и возбужденных уголовных дел.»

И пока среди писателей начинается спор о причинах, мы отметим, что вокруг дома на Звенигородской идет строительное оживление, к нему начинают делать новые пристройки. Все же понимают, как это весело и вкусно – отдельно стоящее здание в центре Санкт-Петербурга.

Олег Ведутов

Распечатать материал Распечатать материал